Проповедь протоиерея Александра Меня в День памяти преподобного Сергия

Сегодня даже неверующие люди признают величие преподобного Сергия, который был одной из самых могучих и сильных личностей своего трудного и тревожного времени. Это он вдохновлял людей на борьбу против иноземных завоевателей, он мирил князей, он был, быть может, самым авторитетным в то время в Московском государстве человеком.

И, казалось бы, такой человек должен был быть исключительно надменным, действующим как власть имеющий. Между тем, этот поистине могучий и сильный человек с железной волей подвижника, прошедший через многолетний искус в лесу, — оставался необыкновенно смиренным, простым, скромным и непритязательным.

Об этом свидетельствует все, что сохранило в памяти людей его житие. Вот мы видим его, как он чинит крыльцо у одного из своих же монахов. Едва только между ними возникает недовольство и некоторые дают понять, что желают другого настоятеля, как он собирает свои пожитки и уходит, оставляя свое место свободным. Исцелив и даже воскресив ребенка, он говорит отцу что просто отогрел его в тепле, — чтобы тот не разглашал, будто он чудотворец.

Вы все хорошо знаете тот случай из его жития, когда некий крестьянин принял его за простого монашка и жаловался, что ему не дают посмотреть на великого Сергия, а тот его накормил, дал ему отдохнуть и ни словом не обмолвился, что он и есть тот самый Сергий, к которому из далекого села шел этот крестьянин.

И лишь потом, когда, наконец, в монастырь въехал князь со свитой и этот мужичок увидел, что князь разговаривает только с этим «монашком» в заплатанной рясе, он понял, как ошибся. И когда все разъехались, поклонился ему низко и сказал: «Прости меня, отче, потому что я–то думал, что ты обыкновенный монах, а ты великий Сергий, авва наш».

А Сергий ответил: «Нет, все они ошибаются, а прав один ты, потому что я действительно обыкновенный монах».

Таким он был всегда. И в решительные минуты своей жизни престарелый митрополит Алексий, глава Русской Церкви, сказал ему, что сделает его своим преемником на кафедре московских митрополитов, возглавлявших тогда Русскую Церковь. В знак этого он передал ему свой драгоценный крест, вернее, хотел передать, но Сергий сказал: «Я никогда таких дорогих вещей не носил, и мне это не пристало», — и отказался от этой чести, звания и награды.

Он сохранял смирение, которое и было на самом деле его силой, его благословением, твердостью его веры. Потому что вера его была не возбужденной, не святошной, не экзальтированной, а здравой, твердой, надежной, спокойной, уверенной — как и весь характер святого Сергия.

И когда мы молимся в день памяти святых, мы просим их, чтобы они также соединились с нашими молитвами и просили за нас Господа.

Их жизнь перед нами, и мы должны стремиться учиться у них, потому что они были подобны нам, но твердо стояли и стали истинными учениками Христовыми, что является великой целью нашей жизни, трудной целью, но вожделенной.

Аминь.

8 октября 1988 г.

Прокомментировать

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Print your tickets