Круглый стол «Педагогика в пастырстве протоиерея Александра Меня»

12 марта в Центральной городской библиотеке им. А.С. Горловского г. Сергиева Посада состоялся круглый стол «Педагогика в пастырстве протоиерея Александра Меня» в рамках юбилейных XV Меневских чтений, приуроченных к 85-летию со дня рождения протоиерея Александра Меня и 30-летию со дня его трагической гибели.

В работе круглого стола приняли участие:

  • протоиерей Лев Шихляров, преподаватель вероучительных дисциплин Российского православного университета св. Иоанна Богослова;
  • протоиерей Игорь Завацкий, благочинный церквей Сергиево-Посадского церковного округа;
  • протоиерей Владимир Янгичер, член Епархиального отдела религиозного образования и катехизации Московской епархии, руководитель Отдела религиозного образования Сергиево-Посадского благочиния, преподаватель ряда школ города и района;
  • протоиерей Виктор Григоренко, настоятель Сергиевского храма, построенного на месте гибели протоиерея Александра Меня;
  • историк и философ Олег Александрович Устинов.

Перед обсуждением темы ведущий круглого стола отец Виктор Григоренко предложил посмотреть фрагмент беседы с отцом Александром Менем на тему педагогики.

В этой беседе отец Александр говорит о том, что «учитель сегодня, к сожалению, стал передатчиком информации, которого без труда может заменить компьютер, проверяющий ученика и сообщающий ему сумму знаний», в то время как наставник должен передавать «частицу своей души».

«То, что он передаёт ещё и информацию, — это дело вторичное. Потому что информация вся закодирована в книгах и других вещах. Надо научить мыслить, научить чувствовать и научить любить. Но что для этого нужно? Надо, во-первых, самому мыслить, чувствовать и любить», — убежден отец Александр.

Основной выступающий, протоиерей Лев Шихляров, напомнил, что слово «педагог» в переводе с древнегреческого значит «детоводитель». Слово «педагог» употреблялось по отношению к рабу, который сопровождал детей на обучение. В Новом Завете этот образ употребляется св. апостолом Павлом, чтобы показать, что весь Ветхий Завет — это путь ко Христу.

«В этом смысле, — сказал отец Лев, — отец Александр действительно являлся настоящим педагогом. Во-первых, он сам в довольно раннем возрасте имел живую встречу со Христом, и этой встречей, видимо, определялась вся его жизнедеятельность. А во-вторых, и свое назначение педагогическое он понимал не только, безусловно, талантливо, но и широко: не просто как преподавание, а именно как приведение детей к встрече с Господом. А детей он видел во всех: и в тех старушках, которые у него были на приходе, и в том самом “диком племени советской интеллигенции” (по словам С. Аверинцева), и в учащихся ВУЗов».

Отец Лев отметил, что и для него в свое время книги отец Александра возымели большое педагогическое значение, буквально перевернув его сознание. Он увидел в его деятельности как минимум три принципа:

  1. Реальность

«В советской жизни всё, что касалось веры, религии, Церкви для новообращенного могло выглядеть как уход от реальности, причем вполне оправданный, потому что человека удручала или изводила двойная мораль, ложь, безнадежность официальной идеологии, да еще и следы постоянной слежки КГБ за каждым, кто каким-то образом хотел выйти за пределы установленных рамок. И многие с удовольствием принимали это ощущение ухода как бы в свободный мир.

А конец этого движения очень опасен, потому что человек начинает загробный мир ценить больше, чем реальный земной, и само христианство становится как бы призывом отказаться от этой жизни», — считает отец Лев. — «Но книги отца Александра рассматривают всю историю религии, и прежде всего Откровение Евангелия, как важнейшую составляющую поиска человечеством смысла своего земного пути. Читателю компетентно показывается, что Христос не только Божественная, но и человеческая фигура, и нисколько не мифологическая, а вполне реальная. События евангельские вполне соотносятся с известными фактами мировой истории. А из этого следует, что нам воплотить христианский идеал в жизни земной тоже вполне реально. Для этого не бежать в другую реальность надо, а изменять себя и реальность вокруг себя». Подобный подход показался отцу Льву особенно интересным.

  1. Широкий вселенский охват

Отец Лев обратил внимание слушателей на то, что «у отца Александра не вызывало никакого раздражения, что в мире, кроме православных христиан, есть неправославные, а кроме христиан есть мусульмане, иудеи, буддисты, язычники, неверующие и т.д.»

Ибо о. Александр «судьбы народов или путь каждого человека рассматривал с точки зрения Божьего творения и промысла — при абсолютной уверенности в том, что Христос есть единственный наш Спаситель и единственный ответ на поиск потерянного Отца», — считает отец Лев. — «Он вполне терпимо оценивал другие религии, но не из-за показной вежливости (т.н. политкорректности), а потому, что видя в религиозном поиске человека разбросанные крупицы Истины, опытным взглядом отделял искру Божию от всего наносного и магического. То есть он рассматривал многообразие религий как то, что в этом мире попущено Богом, чтобы неисповедимыми путями найти Христа».

Здесь же о. Лев упомянул и оптимизм батюшки: «Видеть какие-то знаки уныния от того, что происходит, — это было не для отца Александра. Он на все смотрел с оптимизмом, потому что он знал, что человек, который исповедует Христа — внутренне свободен, и победа над тьмой уже свершилась».

  1. Пастырская педагогика

«Люди, которые бывали у отца Александра на приходе или участвовали в организованных им малых группах, могли бы немало свидетельствовать о том, как раскрывался педагогический дар батюшки в целом и в группах по изучению Евангелия. Безусловно, определенная педагогика была и в том, как он относился к идее детских больниц и к посещению священниками страшных отделений, где умирают дети», — уверен отец Лев.

«Книги, которые написал отец Александр, побудили многих, в том числе и меня, принять эту эстафету», — отметил отец Лев. — «И его принципы помогают нам именно в том, чтобы доносить христианскую истину до светского мира».

В отношении современной ситуации в сфере образования отец Лев посетовал, что сегодня «теология, наконец-то, включена в стандарт образования, но зато вера находится в абсолютно критическом состоянии».

Историк и философ Олег Александрович Устинов, у которого также есть педагогический опыт, подчеркнул, что «советская система образования всегда работала по принципу конвейера».

«Естественно, это очень беспокоило о. Александра», — заметил Олег Александрович, — «поскольку он понимал, что советская школа дает “холостой ход” не только потому, что там атеистическое воспитание, но и потому, что это образование не “видит” человека. Не случайно в конце 80-х годов отец Александр начинает взаимодействие и общение с рядом педагогов-новаторов, одним из которых является Евгений Ямбург. Ямбург построил свою экспериментальную школу по западному принципу, который основывается на том, что дети должны получать какой-то базовый минимум: читать, писать, считать, а пройдя его, они должны самостоятельно выбирать те предметы, которые им по душе. Таким образом, человек определяется, кем он дальше хочет быть. Должна быть мотивация, а из наших школ дети зачастую выходят совершенно не мотивированными. То есть оценки хорошие, а вышел ребенок и не понимает, куда ему дальше двигаться», — сказал Олег Александрович.

«Мне кажется, что когда отец Александр говорил о духовном компоненте, это было связано не только с тем, что человека нужно образовывать в том числе и в религиозном плане, но и открыть ему то, что для человека самое главное — это дух. А дух невозможен без свободы, без самостоятельного определения своего пути. Я думаю, что мы все равно вернемся к тем идеям, о которых говорил о. Александр, это единственный возможный путь», — подытожил Олег Александрович.

Протоиерей Игорь Завацкий заметил, что «вопрос педагогики находится в центре внимания и в семье, и в Церкви, и в школе». И очень сложно выработать такую модель воспитания и образования, в которой «смогут раскрываться таланты человека, его творчество и свобода с одной стороны, а с другой стороны, чтобы человек пошел в правильном направлении и не сбился с пути».

Протоиерей Владимир Янгичер уверен, что «отечественная педагогическая наука имеет мощный фундамент — это святоотеческая антропология, из которой вышла русская, российская и даже отчасти советская система педагогики. Святые отцы ориентировались на вечность, в отличие от светской педагогики, которая ориентируется на изменяющийся мир. Они оставили нам знания, закон жизни, согласно которому у человека есть три составляющие — тело, душа и дух».

Отец Владимир подчеркнул, что «русская педагогика в лице Константина Ушинского пришла к тому же, он написал неоконченную трилогию, где, следуя православной традиции, он связывает воспитание с трехкомпонентным устроением человека, а именно его духа, души и тела».

В завершение встречи выступающие ответили на вопросы из зала. Благодарим всех участников и организаторов этого круглого стола! Особую благодарность выражаем директору Центральной городской библиотеки им. А.С. Горловского Наталье Ивановне Николаевой.

Ежегодная конференция «Меневские чтения» проводится приходом Сергиевского храма в Семхозе по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия.

Фотографии священника Глеба Рябинина

Написать комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Print your tickets